Как раньше точно уже не будет – интервью с Ильей Владимировичем Новокрещеновым

Мы поговорили с Ильей Владимировичем Новокрещеновым, начальником управления развития кадрового потенциала системы образования Департамента образования и науки города Москвы, о том, как изменилась роль школы с появлением цифровых технологий и изменилась ли вообще, о роли учителя и возможностях, которые дают цифровые технологии для качественного образования.

Как раньше точно уже не будет – интервью с Ильей Владимировичем Новокрещеновым

Какие цели сейчас стоят перед школьным образованием?

Цели школьного образования со временем не меняются, они остаются прежними: помочь ребенку подготовиться к жизни и труду в современном мире, помочь найти свой талант, и сделать так, чтобы талант служил самому человеку, его семье, его близким и всему обществу – все цели общего образования у нас прописаны в законе об образовании. 

А можно ли сказать, что появление цифровых технологий повлияло на изменение роли школы или учителя?

Система обучения ребят, к сожалению, чаще всего и сегодня остается репродуктивной, но ведь это раньше учитель являлся для ребенка единственным окном в мир знаний. Как говорил один мой коллега: «Идеальный ученик – ребёнок-диктофон: записал все, что ему сказано, а потом максимально близко к тексту воспроизвел, чем более близко к тексту, тем более высокую оценку получил». Но сегодня общедоступность информации сделала совсем эту репродуктивную модель неактуальной. Теперь с любой информацией можно ознакомиться самостоятельно. И здесь уже вопрос не в том: где я найду информацию, вопрос в другом – информации слишком много, как я в ней разберусь? Как я пойму, где информация истинная, а где ложная, где она качественная, а где некачественная? Роль учителя и школы заметно меняется в цифровую эпоху, потому что сейчас их роль в навигации ребенка и способности его увлечь, мотивировать.

И именно дистант показал, что репродуктивная модель неэффективна, и должна меняться. Сейчас у нас есть уникальная возможность все-таки совершить этот важный переход. Мы застряли в ситуации классно-урочной системы – она стала для нас догмой, и мы боимся, что любой отход от этой привычной формы грозит какой-то катастрофой. А, на самом деле, катастрофа случится, если форму, в которой сейчас стало тесно, не поменять – это показал нам 20-ый год. И поэтому современная цифра может помочь школе измениться. Для учителей, да и вообще для всех взрослых, это будет скорее всего весьма болезненно, нам ведь так страшно что-то менять. Но эти изменения важны для качественного образования детей, чтобы они смогли получить площадку для развития своих талантов, а талантлив каждый.

Возможен ли в будущем переход в онлайн или какой-то гибридный формат? Или же школы сейчас вернутся к тому, как было раньше?

Как раньше точно уже не будет. Вынужденное дистанционное обучение показало ряд преимуществ современных цифровых технологий, и сейчас происходит осмысление этого опыта. Так что игнорировать какие-то новые возможности, которые появились, мы не можем. Мы сейчас активно с директорами и учителями обсуждаем, что из успешных практик дистанта, мы можем забрать с собой в очное обучение

Но, с другой стороны, дистант внезапно показал, что обучение человека без другого человека – это штука весьма сомнительная, потому что мы существа социальные и нам всегда очень нужен другой человек рядом: педагог, товарищ, сосед по парте. Это позволяет нам все-таки обучаться гораздо интереснее и результативнее. Поэтому я уверен, что не будет 100 процентного перехода только в электронное обучение – оно не нужно. И также я уверен, что точно не будет возвращения к тому, что было до дистанта. Будут создаваться модели гибридного обучения, основанного на общении человека с человеком, и сейчас главная задача – понять что хорошее, успешное, интересное мы можем с вами взять из дистанционного обучения.

Отличается ли как-то мотивация у детей учиться очно и онлайн?

По-разному. Одним онлайн учиться удобнее, потому что им проще самим распределять свое время на изучение материала. Некоторым ребятам, которые испытывали трудности в обучении, зачастую учиться стало интереснее, потому что цифровые технологии для них более привычны, они чувствуют себя в них более уверенно. Но многим стало учиться сложнее. Здесь нет простого, линейного ответа на этот вопрос – он очень многогранный.

У нас конкурс про межпредметный подход, так что мы не можем обойти эту тему. Может ли школа трансформироваться благодаря межпредметному подходу?

Мы же понимаем, что деление на предметы в школьной программе очень условное. Потому что представление людей о мире в последние 150 – 200 лет развивается очень стремительно. И чтобы хоть как-то ребенка в этот мир ввести, было принято решение разделить научное знание о мире на какие-то блоки, и постепенно по блокам изучать наш мир. В итоге мы слона по кусочкам разделили, дети стали познавать окружающий мир, постепенно, поэтапно, но у них в связи с этим возникла новая проблема – фрагментарное представление о мире. И как раз, если говорить о межпредметных уроках, то они приводят нас к метапредметности, а она в свою очередь поможет преодолеть эти искусственные разрывы. Межпредметные уроки сейчас не новость – они были и 20 лет назад, когда я пришёл работать в образование, да и когда сам учился в школе. Но сейчас, как раз, цифровые технологии позволяют такие межпредметные уроки проектировать на более высоком уровне.

Можете, пожалуйста, подробнее рассказать каким образом цифровые технологии в этом помогут?

Если раньше весь наш учебный контент – это строчки в учебнике, то сегодня это все, что угодно: 3D модели, видеофрагменты, реконструкции, аудиоряд и т.д. Контент становится более разнообразным, более интересным, приближенным к самым удобным способам восприятия ребенка, и это помогает вовлекать их в учебный процесс.

Также технологии позволяют ребятам совместно работать над каким-то проектом на расстоянии. И раньше, если ты увлекался каким-то предметом, то был только единственный момент, когда ты мог пообщаться с единомышленниками, такими же увлеченными ребятами – на олимпиадах. А сейчас это общение возможно каждый день: благодаря интернету, и вы можете разрабатывать совместные проекты и общаться хоть каждый день. Кстати, и наука нам подсказывает, что, как правило, уже очень давно Нобелевскую премию в узких областях не получают исследователи-одиночки – ее присуждают чаще всего группам исследователей, которые даже и не были лично друг с другом знакомы. Вот сейчас такая же история в школах. 

Ну и самое, наверно, простое понимание того, что все мы разные. И раньше школа практически никак не могла учитывать этот момент. Например, если было так, что учитель – экстраверт, а ребенок – интроверт, то это могло само по себе породить конфликт, причем не связанный чисто с учебой, просто люди говорили на разных языках. Если учитель грамотно объясняет, но ничего не записывает, не зарисовывает, графиков нет, картинок нет, а у него полкласса «визуалы» – это тоже может вызвать определенные трудности. Но сейчас разнообразие контента позволяет все эти вещи учесть, и сделать процесс обучения более эффективным для каждого ребенка. Сейчас у нас как раз есть возможность более внимательно отнестись к персональным запросам ребенка. Раньше это было невозможно, потому что любой учитель ориентировался на “среднего” ребенка в классе. Сейчас мы это можем преодолеть, а значит появляется шанс у отличников не выполнить все задания за 10 минут, и скучать весь оставшийся урок, а получить задание своего уровня, и продвинуться вперед. Это дает возможность также и ребенку, который не успевает за всем классом, не торопиться и двигаться в нормальном для него темпе. То есть, история связанная с персонализацией тоже сейчас стала организационно и технологически возможной.