Как и зачем использовать медиатехнологии на уроках?

Учитель, который на своих уроках использует разные платформы и технологии, выполняет две важные задачи. С одной стороны, он транслирует традицию, с другой — вовлекает учеников в современность. Так считают профессора НИУ ВШЭ Александр Архангельский и Анна Новикова. Мы выбрали некоторые идеи из их статьи* про то, как и зачем нужно использовать медиатехнологии на уроках.

Как и зачем использовать медиатехнологии на уроках?

Про культурную память 


Культурная память представляется ее носителям как нечто готовое и застывшее. На самом деле она постоянно меняется, обогащается новыми ценностями. Люди интерпретируют «вечные» образы, сюжеты, смыслы, исходя из современных практик: от политики и экономики до новых технологий и новых бытовых привычек. Делать вид, что это не так, — значит обрекать себя на романтический и архаический самообман: ничего не меняется, можно использовать прежние методы и форматы школьного преподавания. Результат — отторжение, непонимание, нарастающие сложности в восприятии прошлого. Поэтому учитель должен учитывать современный контекст.

 

Про новые реалии 


Возьмем в пример уроки литературы. Для них современный контекст таков: доступ к литературе упрощается. В результате и учитель, и ученик оказываются перед 

огромной «базой данных», которая неизбежно уравнивает все артефакты между собой. В сети на равных могут соседствовать произведения Л. Толстого и фанфики — как признанные в профессиональных сообществах, так и дилетантские или даже безграмотные. Кроме того, произведения прошлого и настоящего «уравнены во времени», т. е. существуют в сознании одновременно. Они живут сейчас и всегда, они мало связаны с культурными контекстами своей эпохи. Гомер оказывается погруженным в ситуацию «конкуренции» за внимание читателя с сетевой беллетристикой.


Про современную школу


Сегодняшняя школа часто игнорирует эту «новую логику». Она полагает, что сохраняет за собой экспертное право отбирать и маркировать произведения, «достойные» и «недостойные» изучения. Более того, она считает, что результаты такого отбора и маркировки будут приниматься школьником по умолчанию. Но это не так. Школьники привыкли получать информацию небольшими порциями, со значительной долей визуального и звукового сопровождения текста. Большой роман, «запертый» в обложку, нуждается в особых способах подачи. Ученику нужно создать условия, мотивирующие на его прочтение.


Про трансмедийность в обучении


Эти условия можно сгенерировать с помощью так называемого трансмедийного подхода. В последние десятилетия стал популярен трансмедийный сторителлинг — практика рассказывать сразу несколько версий сложной истории, используя разные медиаформаты. Например, выпуская практически одновременно книгу, фильм 

и компьютерную игру. При этом на разных платформах история не повторяется буквально, а развивается, позволяя публике больше узнавать о «вселенной» трансмедийного проекта, например «Звездных войн». Чтобы публике было легче и увлекательнее вникать во все детали повествования, авторы используют несколько жанров и большой набор методов эмоционального воздействия. Так возникает игровая коммуникация. От публики авторы ожидают не просто участия в пассивном потреблении текстов, визуального, видео- и звукового материала, но активного взаимодействия с ними, общения между собой и с авторами, готовности стать соавторами истории.


Трансмедийность — в новом технологическом обличье — возвращает нас к принципу «От маленького писателя — к большому читателю». Втягивая школьника в творчество, ставя его в позицию «маленького автора», мы облегчаем ему понимание классического наследия, развиваем личность ребенка, а главное, превращаем чужое в свое, т. е. даем возможность усвоить образцовый литературный текст. 


Гончаров и трансмедиа


В качестве примера приведем задание по роману И. Гончарова «Обломов». В нем ученики ищут современные аналоги устаревших культурных практик, которые описаны в литературном произведении. Речь идет и о механической замене таких практик, например традиционного альбома, который ведет Ольга Ильинская, на профиль «ВКонтакте», и о разных воплощениях важной культурной потребности человека — выражать свои личные переживания (часто неизменные в разные эпохи), свой внутренний мир через свое или чужое творчество.


Размышляя над темой, школьник может создавать на открытых медиаплатформах свои «альбомы». Они отражают настроения той или иной эпохи, того или иного героя. Учитель обсуждает с классом эти альбомы и обращает внимание учеников на то, как разные писатели используют описания альбома, чтобы дать читателю подсказки по поводу характера и скрытых мотивов персонажа. Возможно, учителю удастся увлечь школьника интерпретацией художественных приемов. В этом задании можно обсуждать не только текст, но и его иллюстрации и экранизации. Так выполнение творческого задания становится сочинением на тему, цифровым продолжением нарратива.


Толстой и трансмедиа


Еще один прием — погружение в литературное произведение как во «вселенную» сериала или компьютерной игры. Конечно, классический роман сам по себе не предполагает возможностей интерактивного взаимодействия с ним. Но он может восприниматься как ядро трансмедийного проекта. По отношению к этому проекту учитель и ученики оказываются в роли режиссеров, экранизирующих те или иные части романа с использованием различных форматов сторителлинга — сториз в Instagram, скринлайф и т. д. Пример такого проекта —«Студенты — Толстому»


Технологические платформы позволили «прокомментировать» «Войну и мир», «Воскресение», «Севастопольские рассказы» с помощью интерактивных карт, электронной книги рецептов, аудиогида и других средств. Все эти мультимедийные инструменты просты в использовании и доступны школьникам. Они позволяют «пройти по следам» героев, преодолеть культурный разрыв и гораздо острее испытать их переживания, а через присвоенные переживания приблизиться к сложным философским размышлениям писателя. 


*Трансмедийный поворот в стратегиях обучения: нарративные практики на уроках литературы 

А. Н. Архангельский, А. А. Новикова


Автор: Анастасия Колесниченко